Royal Brown — «Interview»

Существует ряд музыкантов, которые до некоторых пор предпочитают скрывать свою личность, и вероятность найти какую-либо информацию о них стремится к нулю. Таким образом, остается лишь музыка без привязки к человеку, что значительно упрощает ее восприятие, отметая какие-либо предрассудки по поводу самой личности музыканта. Кому-то это играет на руку, а кому-то отнюдь.

Переехав четыре месяца назад в культурную столицу нашей Родины, на одной из, опять же, «культурных» вписок у друзей меня познакомили с творчеством некого парня, скрывающегося под псевдонимом Royal Brown. На тот момент найти какую-либо информацию о его личности было очень сложно, но, тем не менее, я дал обещание своим друзьям связаться с этим человеком и взять у него интервью. Как оказалось, настоящее имя музыканта Austin, родом он из Далласа, но проживает в данный момент в городке Оак Клифф, штат Техас. Сейчас Royal Brown работает сразу над двумя альбомами, которые увидят свет в ближайшее время. Помимо тех  трех десятков композиций, с которыми можно ознакомиться у него на Soundcloud-страничке, у музыканта на счету два полноформатных альбома, которые невозможно найти в сети, но по моему настоянию в скором времени он сделает возможным скачать любую композицию с его профайла совершенно бесплатно. В интервью нашему блогу Austin поделился своим мнением по поводу продажи музыки, интеллектуальной собственности и многом другом.

На протяжении всего своего взросления я ходил в церковный хор, что, конечно же, не позволило мне обучиться игре на музыкальных инструментах, но пение, зато, навсегда стало частью моей жизни.

В раннем возрасте я начал играть на фортепиано, но очень быстро прервал эти занятия. Я стал писать музыку где-то между 2000 и 2001 годом, в возрасте 20 лет, или около того. А первый свой рэп прочитал в 16 – именно тогда я и решил делал свои собственные биты.

Я не уверен, что у меня были какие-либо амбиции в детстве. Так же, как и сейчас, собственно. Я лишь ждал новый день и пытался выжать из него все, что мог, сделать лучшее из того, что было передо мной.

Я всегда считал, что медитация является величайшим способом расширения своего сознания. Она помогает открывать для себя совершенно разные стороны всего мира и смотреть, как живут другие люди, о чем они думают. LSD и DMT, в свою очередь, это короткий путь к достижению такого опыта. Но, как и все короткие пути, вы не получите в полной мере тех ощущений, которые можете заработать настоящим опытом.

Музыка – это моя реакция на жизнь и на мой собственный опыт. Это место, где влияния моего опыта собираются вместе и отражаются друг от друга.

Мой последний альбом был реакцией на американскую жизнь и ожидания общества. Это как раз то, что мы называем термином «когнитивный диссонанс».

Мой следующий альбом как раз об опыте расширения нашего сознания и о том, насколько оно вообще расширено в мире, который мы сами создали для себя.

У меня нет ни одного законченного образования. Я не завершил обучение ни в средней школе, ни в старшей и ни в одном из пяти университетов, в которые поступал. В свою очередь, мои родители обладатели высших образований и дважды доктора наук. Но я никогда не вписывался в американскую систему образования.

Семья является единственной настоящей ценностью общества. И даже это понятие, будучи измельченным и претерпевшим некоторые изменения – таким и остается. Особенно здесь в Америке. Наша страна, если можно так сказать, сочла нужным экспортировать этот образ жизни в остальной мир, и в скором времени, если не уже, все люди будут считать семью главной ценностью.

Я ценю любовь и уважение людей, которых люблю и уважаю больше, чем все, что вообще можно иметь и испытывать в жизни. Но на самом деле, я пришел к мысли, что я ценю почти «ничего».

Есть вещи, о которых я сожалею, но не то чтобы я хотел что-то изменить. Если это вообще имеет смысл.

Мое самое большое достижение в жизни? Оу, им может быть тот факт, что однажды в Иордании я раскопал миску, которой было более пяти тысяч лет, нетронутой и с отпечатком мужской ладони на ней. Или, быть может, то шоу, которое я отыграл перед несколькими тысячами людей в Гренобле в 2005 году. Или это одна из моих песен. Но если честно, то на этот вопрос я смогу ответить лишь, когда окажусь на смертном одре.

Я давно не слышал ничего нового и действительно интересного, и я не слежу за тем, о чем говорят люди. На самом деле есть очень много удивительного материала, но я бы не хотел слушать музыку тех людей, которым нечего мне сказать, если вы понимаете, о чем я.

Есть нечто изначально неправильное в продаже музыке, и моей, в частности. Моя музыка – это моя душа. Я могу делиться ей и могу себя выражать через нее, но не продавать. Это не имеет смысла для меня. Я не пытаюсь делать деньги своей музыкой, у меня есть работа. Такие вещи нужно разграничивать.

Я не верю в интеллектуальную собственность. Таким образом, понятие пиратства не имеет никакого для меня смысла. Если вы не хотите, чтобы кто-то «взял» вашу работу, то не делитесь ей вообще. Как только вы ею поделитесь с миром, она уже вам не принадлежит, и начинает жить своей собственной жизнью. Такова реальность в наше время.

Мне нравится то, что делают Modeselektor, то, что сделал Diplo. Хотя, так или иначе, это интерпретация белыми людьми музыки черных, и я не могу сказать, что у меня есть кумир.

Мне нравятся барабанные партии, которые по-настоящему меня заражают, люблю душевные мелодии и басы. Мне кажется, что я хорошо включаю такие элементы в свою музыку, с добавлением некоторой грязи и бренности, очевидно.

Я очень быстро отпускаю свои композиции и начинаю работать над чем-то новым.

Я отошел от веры, когда я был очень молод, а затем, благодаря жизненному опыту, я вернулся. Я верю, что души возвращаются и перерождаются столько раз, сколько им отведено для того, чтобы разобраться в своем предназначении. Я надеюсь, что мне не придется перерождаться. Я люблю жизнь больше, чем что-либо, но я не уверен, что смог бы пройти через это снова.

Я не вижу своего будущего. Я вижу только настоящее. И я доволен, что то, что будет впереди – это большой сюрприз.

Я бы хотел сотрудничать с очень многими людьми. Но они уже мертвы в своем большинстве: Кертис Мэйфилд, Джеймс Браун, Боб Марли.

В данный момент я работаю над двумя проектами, первый из которых держу в секрете, и вы узнаете о нем, когда придет его время. Другой же мой проект вдохновлен кинолентами чилийского режиссера, писателя, актера и психотерапевта Алехандро Ходоровски.

Наиболее универсальной музыкой я считаю реггей. Или быть может афробит. Ну, это лично мое мнение.

Я больше не пью с некоторых пор. Но когда я это делал, то моими лучшими спутниками были литр Джемисона и бутылка Русского Стандарта в день.

Человек сделал наркотики опасными. Даже природные медицинские препараты. И именно в таком ключе их и нужно рассматривать, я считаю. Я люблю их, но даже хорошие вещи способны влиять на вас негативно.

Я хотел бы быть татуированным скифом, бороздящим степи с табуном лошадей за моей спиной.

Я люблю путешествовать, не обременяя себя ответственностью. Просто путешествовать, смотреть мир и встречать людей на своем пути.

Я люблю читать Достоевского и Солженицына. Они являются двумя из моих самых любимых авторов. Я брал уроки русского языка в то время, как работал в русском ресторане в Вашингтоне.

Я бы хотел легализовать марихуану, если не все препараты: последовать примеру Португалии, которая декриминализировала эти вещи, и предлагает помощь наркоманам.

Любите друг друга. Любовь, которой вы делитесь, будет отражаться в вас. Таким образом, мы могли бы иметь немного больше мира в этом мире.

Я не думаю, что музыка может изменить мир. Для меня каждая мною созданная вещь не становится выше предыдущих, я не придаю им большего значения, они остаются наравне, никто ни у кого не выигрывает. Я думаю, что мы должны перестать пытаться изменить мир, научиться принимать его таким, каков он есть, и изменить себя, в первую очередь. А музыка, она может помочь нам понять, что и как делать.

TWITTER | FACEBOOK | YOUTUBESOUNDCLOUD | SOUNDCLOUD REMIXES   MYSPACE | REVERBNATION