Kirill Tolmatskiy (Detsl aka Le Truk) — «Interview»

Кирилл о музыке, российский продюсерах, пиратстве, не накрученной популярности, плюсах современных технологий, о своей теории света, волн и вибраций, о сыне, других планетах и многом другом.

Изначально это интервью планировалось выпустить в форме аудио-подкаста, но ввиду не высокого качества записанного материала и трех месяцев безрезультатных попыток, хоть как-то вывести звук на должный уровень, я пришел к выводу, что печатная версия будет не менее интересна нашему читателю, тем более, она является ни чем иным, как стенограммой нашего с Кириллом двухчасового разговора в его гостиничном номере после его ростовского выступления.

Я не хочу раскрывать все карты, но, в общем-то, в ближайшее время появится новый менеджмент не российского толка. Ну, в общем, просто я хочу выходить на международный уровень, потому что все-таки, я изначально, когда начинал работать был направлен больше на мировую сцену, чем на локального артиста. Тем более, с тем, что в России есть много хороших музыкантов, много хороших талантливых поэтов, но таланты эти никому не нужны. Нужны только люди, у которых есть бабло. Соответственно, интеллектуальной собственностью в России заинтересовать кого-либо очень сложно. Более того, здесь не соблюдаются авторские права, интеллектуальная собственность вообще никому не интересна. И прочухав всю эту ситуацию с течением двенадцати лет работы на сцене, я понял, что, нежели, чем здесь буду всем доказывать, что «делаю хорошее музло», «послушайте мое новое музло», я лучше с нуля начну где-нибудь за границей. Более того, у меня уже есть прецеденты работы, все супер, люди зовут, и всем очень нравится, я получаю хорошие рекомендации ото всюду, по всему миру. Соответственно, почему бы и нет? Тем более я знаю английский, французский, испанский, патуа — все регионы открыты.

Один альбом уже закончен, пишу я сразу три. Точнее даже, четыре. Тот, который закончен — это «DancehallMania». Дальше после него на английском будет хип-хоп альбом. Как раз сейчас я поеду сначала наверное на Ямайку, потом Нью Йорк, и в Европу, Барселона — буду проводить переговоры насчет хип-хопа. И я в первую очередь смотрю не на тех, кто уже популярен, а на тех, кто сейчас только начинает становиться популярным, артисты, которые уже начали заниматься, но еще не так известны. Многие артисты, с которыми я сейчас работаю — очень перспективны. Мне интересно экспериментировать, я работаю в разных стилях: регги, хип-хоп, дэнсхолл, клубная музыка, электро хаус, дабстеп, лайфджаз, драм-эн-бэйс. Практически все эти стили будут на новых релизах. Я в поиске новых музыкальных решений, нового саунда. И в последнее время можно послушать на саундклауде все то, что я туда сливаю — это очень сильно по звуку отличается, от того, что я делал до, звук суперсовременный.

У нас в России не умеют организовывать туры, не умеют заниматься артистами. Эти псевдо продюсеры, которые считаются крутыми, только потому, что с годами наработали кучу связей. И на вот этой устной договоренности «кто-то кому-то что-то должен», «еще что-то» — таким образом продвигается любой артист. Если брать западный пример, то там все немножко по-другому, и там именно смотрят на качество музыки. И если музыка у тебя некачественная, ты из себя ничего не представляешь, то твоим проектом никто заниматься не будет, тебя никто слушать не будет. Если брать ситуацию с лейблами, то у них крупные лейблы сейчас разоряются, практически все разорены. Потому что носители, ни диски, ни кассеты, ничего такого — не продается. Почему независимые маленькие лейблы раскручиваются? Потому что сейчас все в интернете. Они просто оформили все грамотно в авторских обществах и получают свои 9 с половиной центов, деленные на два с каждого прослушивания. Все эти сервисы: Bandcamp, Soundcloud — это очень круто. Раньше такого не было и это, конечно, убило индустрию, в какой-то степени, но дало возможность независимым артистам зарабатывать и раскручиваться. Ко мне сейчас многие артисты приходят и говорят: «А как раскрутиться, а кто может помочь?» Сейчас все возможности для того, чтобы самого себя раскрутить есть. Раньше не было YouTube, не было интернета, ничего такого вообще, когда я начинал. Когда я начинал, были еще пейджеры, мобильных телефонов-то особо не было. Поэтому, прогресс не стоит на месте, а вот музыка в России деградирует. Поэтому все более-менее талантливые артисты, более-менее талантливые продюсеры и диджеи, они все метят на мировой уровень. Потому что, по-любому, даже, если они там не будут топами, они будут иметь проценты, и не будет как здесь — кто-то взял монополию, и ездит три артиста в один и тот же город каждый год. А хорошие музыканты не ездят, потому что они попадают на этих типа псевдо популярных артистов, с которыми они не могут заработать, только потому, что у этих артистов гонорары нереальные. А появление этих псевдо популярных артистов, которые, по сути, не имеют ни какого статуса, в принципе, а только просят бабок, как Леди Гага или Мадонна, это у нас и убило индустрию.

Пиратство и вседоступность музыки. С одной стороны — это хорошо, с другой, нет — это плохо. У всего есть две стороны, как у монеты, так и у других вещей — есть хорошая, а есть плохая, у всего есть плюсы и минусы. В общем, я могу сказать, в Америке пиратство сейчас приравнивается к 228, как у нас есть, т.е. 6-7 лет. В свое время я забирал винилы с Universal, когда с ними работал. К ним приходили винилы, но они их не продавали, они просто у них лежали. Во-первых, это подарочные упаковки, которые были дорогими для нашего рынка. Это что касается музыки на физических носителях.

Какое-то время назад я пропал из ротации, меня перестали показывать по телевизору, перестали ставить мои треки по радио. И я увидел свою настоящую популярность, т.е не раскрученную, не накрученную, а я вижу, что я действительно популярный человек. И не важно, будут ли меня показывать по телевизору или нет. Я вижу, что меня уважают, воспринимают, слышат, что я говорю, если слушают. С каждым днем у меня все больше и больше новых фанатов, возвращающихся старых фанатов, которые вдруг неожиданно для себя услышали мой какой-то новый трек и опят вскрылись. А это уже не навязанная популярность, это люди уже будут продолжать слушать всю свою жизнь, потому что они это нашли сами. Мне всегда очень рады в Волгограде, в Екатеринбурге, куда бы я ни приезжал. Бывают, конечно, такие моменты, когда мало народу, но в основном всегда много. Я не знаю, почему так получается. По-большому счету от организаторов это зависит в большей степени. Потому, что, чуваки, если вы не продаете определенное количество билетов и не предоставите предоплату — мы не приезжаем. Тогда они суетятся. Более того, в этом туре я сделал огромную скидку, т.е. я фактически за половину своего обычного гонорара работаю, чего я никогда не делал. Я-то, извините, работаю двенадцать лет, а люди появились 3-4 года назад и, по сути, отняли хлеб, потому я ищу другие способы этот хлеб для себя восстановить.

Я могу сидеть дома, ничего не делать, но при этом у меня будут делаться треки. Я могу заехать на студию и записать сразу три сессии. Плюс я много путешествую, много общаюсь, тем более сейчас много вещей, взять, к примеру, Skype, это очень удобно для общения, для работы без вылета куда-либо, без передвижений. Соответственно, у меня все мутится, а многие из друзей, знакомых не понимают, не видят процесса, многих поражает этот факт. Ну и на самом деле у меня очень радужные перспективы на будущее.

Да, музыка способна изменить мир. Это должна быть супер-космическая музыка. В общем, все состоит из волн, вибраций и света, преломления света и вибраций. Кстати, свет — это тоже волна и вибрация. Все состоит из волн. Почему многие люди, нет, все люди реагируют на музыку? Потому что это определенный математический, магический склад волны. Если грамотно оперировать этими волнами, то это гораздо круче, чем нейролингвистическое программирование, или что-то в этом духе — это проекция реальности. Это как вода, которая может превратиться и в лед, и в пар, в разные физические состояния. Волна так же может оказаться негативной или позитивной для человеческого тела. Мы резонируем со звуками окружающими, резонируем с вещами. Если брать, к примеру, тяжелую рок музыку, то она будет по своему влиять на человека, если же брать хип-хоп.. Вообще, хип-хоп — это музыка для рабов. Когда ты на хип-хоп концерте и видишь эти тысячи рук, поднятых кверху, это больше напоминает какое-то поклонение. Мне больше нравится, когда под мои песни просто танцуют, т.е. подняли руки, опустили и дальше танцуют на своей волне. А когда все одновременно качают — это очень странно выглядит. Более того, артист, который работает на сцене, он отдает мало, а получает огромное количество волн. Но при этом нужно уметь направлять правильные волны в позитивное русло, в то время, как другие вообще не понимают для чего это нужно, куда это вообще.

Я обожаю путешествовать. Для меня гастроли — это жизнь. Я могу бесконечно передвигаться, каждый день новый город, и выступать для меня очень комфортно. Я на сцене себя чувствую, как дома. А вдохновение из каких-то жизненных ситуаций, из каких-то моих внутренних выводов. Мой рэп, если брать именно рэп, то он больше философский. Т.е. это не чья-то философия, не что я где-то прочитал, а это мои выводы о том, что я прочитал, как я вижу этот мир, и как я вижу вещи в этом мире, все эти вибрации и волны. И насколько ты умеешь правильно работать с вибрациями и волнами, так ты и живешь, так у тебя жизнь и складывается. Я много и часто об этом в своих текстах говорю. У меня задача, когда мой сын вырастет и послушает мои альбомы, чтобы он для себя почерпнул вещи, к которым он может, придет сам, но гораздо позже. И если он услышит это в музыке, то это не будет, как если бы я ему это лично сказал, и он уже может это воспринять или нет. А музыка, она ложится не просто так, типа каждый куплет шестнадцать тактов и каждый припев от четырех до восьми тактов, нет. Нужно делать так, чтобы она идеально ложилась на подкорку, если еще и грамотно зарифмовано, то вообще идеально ложиться, человек, если захочет — не забудет.

С рождением сына моя жизнь и мировоззрение изменились вообще полностью. Я сейчас многим молодым ребятам говорю, что то, что вы читаете, этот псевдо агрессивный рэп, когда у вас начнут появляться дети, вы полностью пересмотрите свои взгляды, вам просто самим будет стыдно и неприятно это слушать. Так же там брать группу Кровосток, допустим, ну это пиздец. Хотя, я пацанов знаю, туда-сюда, они неплохие люди. И это не стеб — это безответственное отношение к музыке, безответственное отношение к информации, безответственное отношение к мягкому сознанию детскому. Так же как мы в детстве слушали Егора Летова, но не понимали смысла в текстах, а поняли только спустя десятилетие. И моя нынешняя музыка для людей с опытом, в первую очередь. Даже нет, в первую очередь, она для всех: от детей, до стариков. Я не могу позволить себе разграничивать и иметь некий контингент, как там: у Васи Басты, Сявы или Гуфа. У меня рассчитан рэп на все категории и прослойки, чтобы это каждый мог послушать и что-то для себя почерпнуть, как молодой, так и старый. Я знаю много взрослых людей, не самых последних ученых, которые слушали нашу музыку, более того, они слушали и старые и новые альбомы. Есть поп, который тебе навязывают, по телевизору, по радию, а есть музыка, которая тебя вставляет, но ты ее нигде не увидишь и по радио не услышишь, это совершенно другая материя и силы.

Когда я начинал — была какая-то культура, был тот начальный MTV, было радио 106.8, но как-то все вмиг изжилось, была культура, и разные культуры, а сейчас так много всего, но все такое говно. Мне вообще не понятно, откуда все эти люди взялись. Просто, там, допустим, симпатичная девочка решила петь, девочки ведь любят перед зеркалом красоваться, да и некоторые мальчики, кстати, тоже. Всем хочется быть кем-то, а легче всего стать кем-то, когда тебя покажут по телевизору. Как еще проще стать музыкантом? Хотя, так же как и хороший ученый, хороший музыкант должен заниматься музыкой всю жизнь, это должно быть его основное и единственное занятие. Более того, музыкальное образование не всегда способствует производству хорошей музыки. Если брать музыкальное образование по классу фортепьяно, то они там не умеют сочинять свои собственные мелодии. А человек, который, допустим, самоучка научился играть на фортепьяно, то они у него прям, отскакивают, одна за другой. Да, первый это сможет свободно переиграть, но сочинить свое — вряд ли. Так же институт, так же школа. В принципе, начальной, я считаю, достаточно, а там дальше, если ты хочешь, чтобы твой ребенок мир воспринимал, хочешь, чтобы он не смотрел на него сквозь призму, которую ему преподнесли, или без призмы вообще, много таких аспектов тонких, много проблем, которые нужно решить. И ни о каких инопланетянах речи не может идти, потому что они сюда прилетают, как в зоопарк.

Единственная моя цель — это объяснить людям, что мы все летим на одном космическом корабле. И вот когда мы все грамотно научимся управлять этим кораблем, потому что мы один единый организм, мы очень сильно связаны с планетой, соответственно, если планета поймет, что мы к ней как-то по-другому относится, может она нам какие-то другие сюрпризы преподнесет, не в плане там землетрясений, цунами, а более позитивные. Тем более, эволюция не стоит на месте, мы продолжаем эволюционировать, не физически, а именно в духовных сферах, душа эволюционирует в первую очередь.

Интересна вообще судьба людей. Я по жизни очень много людей встречал. И мне порой кажется, что столько, сколько встретил я — никто не встречал. Личное общение для меня предельно важно. Я люблю, когда все на позитиве, без особого напряга. Я открыт к людям и люблю, когда открыты ко мне, но конечно при условии наличия факта некого личного пространства. Люблю наблюдать за людьми, разглядывать, и вот спустя столько лет я научился различать людей, с первого взгляда буквально по каким-то мимическим морщинам. Имена очень много говорят о людях. Потому, часто говорят, когда хочешь поменять жизнь — поменяй имя. Ты берешь чью-то чужую карму, м не факт, что это всегда на пользу тебе.

По поводу религии я не хочу ничего говорить. Тем более, сейчас, когда людей сажают. У меня есть свое мнение на этот счет, но оно с общим мнением расходится, я лучше не буду цеплять чувства верующих. Бог — безусловно, что-то такое есть, и часть чего-то есть в нас. Но чего-то одного никогда не бывает, опять же, у всего есть две стороны, как у монеты. В каждом человеке есть и плохое и хорошее, у китайцев это Инь и Янь, черное и белое. Без черного не было бы белого, а без белого — черного. Поэтому, все эти слова: «грешник», «не грешник», «покайся» или «не покайся» — если ты сам осознал, что совершил плохой поступок, то это зачтется. Потому всегда стоит следить за тем, как ты себя по жизни ведешь, ибо после нашей смерти с собой мы сможем забрать только свои поступки. Если ты смог изменить чью-то жизнь в более позитивную сторону, или же кому-то совершенно безвозмездно помог — это всегда плюсик к тем очкам, которые мы зарабатываем своими поступками. В принципе, нас тут так мало на этой планете Земля, что мы созданы для того, чтобы помогать друг другу, а происходит все наоборот. Если брать время, когда я был маленьким — я мог зайти в любую квартиру и попросить воды, и меня никто не боялся отпускать гулять. А сейчас получается, что старики — святое, а дети — говно. Ни одного культурного дома для детей, ничего для детей. Такое ощущение, что дети вообще никому не нужны.

Я мечтаю посетить другие планеты, стать командиром межгалактического космического корабля. Летать в шесть раз быстрее скорости света.

В одной книжке не напишут всей информации, там будет ее часть, и очень маленькая. Читать нужно много и постепенно складывать все в паззл. Это как поговорка, что в каждой шутке, есть всего лишь доля шутки. Советую прочитать «Секретную Антарктиду» Ольги Грейгъ, «Цветок Жизни» Друнвало Мельхиседека. А вообще я больше запоминаю сами книги, чем то, кто их написал. За последние лет шесть прочитано очень много, и порой даже не сам я читаю, а жена мне читает. Тоже очень интересно, когда люди в отношениях, они не просто смотрят телевизор, а по вечерам читают друг другу книги — это и приятно и полезно, как секс, только интеллектуальный.

По поводу эмиграции, я опять же хочу сказать — мы все живем на одном космическом корабле, он круглый, и не важно, в какую сторону ты пойдешь, ты вернешься к исходной точке, и не важно, в каком городе ты находишься, ты находишься на планете Земля. Поэтому, что кто-то куда-то уезжает, это предвзятые вещи. Если есть у человека желание просто переехать куда-то жить, то почему нет, это нормально. А если человек затирает про холодную войну, американскую угрозу, мне это вообще не понятно. Да, может у политиков есть какие-то терки. Там люди все друг с другом на позитиве. Там людям интересно, что у нас, и у нас людям интересно, что у них. А они играют в какую-то политическую игру. Опять же, еще один аспект, по которому я занимаюсь творчеством, это объяснить людям, что нет смысла мочить друг друга, чтобы какие-то там хуи зарабатывали бабки. Пока мы не начнем все разговаривать на равных, не воспринимать близкого, как брат или сестра, что каждый брат и сестра, не просто твои кровные, и стар и млад, только тогда мы начнем соединятся, и откроются новые горизонты.

VIMEO | YOUTUBE | SOUNDCLOUD | BANDCAMP | FACEBOOK | VK