Justin Bieler (I Had An Accident Records) — «Interview»

В этом году независимому кассетному лейблу I Had An Accident Records, выпустившему ограниченным тиражом целую массу релизов, среди которых были пленки от Babelfishh, k-the-i???, Uncommon Nasa, Ceschi, Boogie Boy Metal Mouth, Buriers, Bleubird и многих других, исполняется 10 лет.

И вот, спустя столько лет основатель лейбла Justin Bieler сообщает о закрытии проекта, объявляя распродажу на оставшиеся позиции каталога по $6 за кассету. В связи с этим мы взяли интервью у Джастина, в котором он рассказал об истории основания лейбла, сложностях ведения малого бизнеса, плюсах и минусах работы и многом другом. Приятного чтения.

Совсем недавно я начал играть своему сыну, которому 6 лет, песни Raffi. Он в восторге от них и любит подпевать мне. И благодаря этому ко мне пришли воспоминания о том, как я слушал Raffi, когда был примерно в том же возрасте. Это был мой первый опыт работы с музыкой и мой первый концерт.

В тот момент, когда я впервые увидел выступление Vanilla Ice, я осознал, что главная моя мечта — стать исполнителем и автором песен. Но на деле это, конечно, не оправдалось в той мере, в какой я надеялся. Разве что только в начальной школе. Наши мечты глобальны, когда мы молоды. Раньше я слушал много кассет, когда ездил к своей семье на машине из Огайо в Иллинойс, Индиана. Salt-N-Pepa и Garbage были двумя моими самыми любимыми пленками в то время. Странно. Как так выходит, что мы становимся старше?

Музыка это то, что проходит сквозь время. То, что заставляет меня по-настоящему чувствовать. Это все история о наших попытках разобраться в странном мире, в котором мы живем, благодаря некоторым песням, приносящим определенные эмоции и чувства.

Еще в 2006 году я переехал из Массачусетса в Чикаго, а затем в Орегон. Все три хода я совершил в течение одного года. Мой лучший друг в то время остался в своем городе, а лейбл был просто предлогом для нас обоих, чтобы оставаться на связи. Мы лишь намеревались выпускать нашу собственную музыку или музыку наших близких друзей. Это был способ связи и создания чего-то материального, осязаемого, ну и, конечно, удовольствия. Я не знаю, прошло несколько месяцев и все изменилось, мы расстались. Я был настроен слишком практично, он, в свою очередь, слишком идеалистично. Таким образом, официально I Had An Accident был запущен в 2006 году. Выпуск кассет начался только в 2009, когда было принято решение, основанное на нескольких аспектах: любви к физическому продукту, падению оборота продаж компакт дисков и ностальгии, витавшей вокруг аудио кассет. Я люблю то, как кассеты выглядят, то, что ты чувствуешь, когда держишь их в руках. Мне нравится, что за мгновение они проделывают полный круг сквозь то, как я рос, слушая музыку на пленке, и возвращаются в настоящее время. Все это имеет смысл.

Я сейчас настолько вовлечен в работу над своим проектом, что не имею ни малейшего понятия о том, в каком состоянии находится индустрия. На протяжении последних лет я совершенствовал и увеличивал объемы продаж, так что, я могу сказать, что кассеты — это больше, чем мода или просто фетиш. Есть действительно фантастический интерес к такому продукту. С учетом сказанного, и речь идет только о кассетах, у нас есть большое количество фанатов, но несколько разрозненное. Когда ты готов выпустить что-то на кассете, то ты должен понимать, что есть много людей, которые будут готовы это купить, но есть и те, кто будет ставить под сомнение ваше решение. Это работает на меня и помогает моему бизнесу быть одновременно маленьким и жизнеспособным. Я могу выпускать по 100-200 релизов. Если бы спрос был выше, то у меня бы начались проблемы с предложением.

В прошлом году я начал сотрудничать с тремя из моих самых любимых артистов, с которыми я никогда не думал, что мне выпадет возможность поработать. Такие вещи, как эта — то, что меня держит. Я не знаю, что будет со мной в течение нескольких следующих лет, но я полагаю, что немного сбавлю обороты. Я не делал перерыва очень долгое время, и через столько лет я надеюсь на хотя бы один.

Перечислить негативные аспекты ведения бизнеса всегда легко: это необходимое время, трудности с определением артистов, проблемы с маркетингом, деньги. Проблемой становится даже печать обложек и прочего материала по вине типографий, которые постоянно допускают ошибки, и поэтому приходится все перепечатывать. Иногда это просто отстой. Еще сроки. К положительным аспектам можно отнести результаты. Возможность лицезреть готовый проект, быть в состоянии общаться с удивительными людьми, чувствовать музыку на совершенно другом уровне, нежели простой слушатель. Мысли об этом являются по-настоящему положительным моментом в моей работе.

Тот факт, что люди продолжают покупать кассеты уже является вдохновением. Если бы это когда-нибудь прекратилось, то я не испытал бы никаких проблем, а просто собрался бы и ушел. Безусловно, мое настроение зависит от продаж. И если с каким-либо релизом все идет плохо, то в такие моменты мне хочется сдаться. Но каким-то образом я продолжаю. Всегда случается что-то великолепное и тянет меня обратно.

Семья для меня это все. Я постоянно балансирую между лейблом и моей семьей. И на первом месте всегда она. Чтение, общение, проведенное время с моей любимой, воспитание ребенка — это то, что меня поддерживает. Я всегда стараюсь ограничить свою увлеченность лейблом, чтобы убедиться, что у меня есть достаточно времени и энергии на мою семью. Мой сын — это то, что я больше всего ценю в жизни. Он занимает огромную часть моего сердца.

В жизни бывает всякое. И я уверен что сделал не мало ошибок на своем пути. Я всегда думаю о переезда в Аннаполис с сожалением, за исключением того, что это привело меня к удивительной женщине, которая подарила мне самого красивого ребенка, что в конечном итоге делает этот шаг важнее, чем я осознавал. Я жалею о своей лени, которая мне, быть может, помешала стать супер важным банкиром с большим количеством денег и меньшим количеством свободного времени.

Помимо того, что на протяжении почти 10 лет я работаю над своим лейблом, главным достижением в моей жизни является воспитание ребенка. И я не уверен, есть ли у меня еще какие-то достижения за пределами банального выживания.

Музыка может изменить что угодно до тех пор, пока она играет для тех, кто хочет что-то изменить.